Понедельник, 18 октября 2021 13:27

«Генерал УФСБ Кокорин, Беляк, Максюта требовали моего ухода, а Музраев нет»: Ищенко на суде о поджоге дома губернатора

Written by
Rate this item
(0 votes)
Публикуем вторую часть выступления Ищенко в суде (в распоряжении редакции имеется полная диктофонная запись):

Вопросы от стороны защиты:

- Евгений Петрович, скажите пожалуйста, вы сказали, что арендная плата по Центральному рынку была копеечная. Какова была ваша политика, когда вы были мэром, в отношении Центрального рынка, по вопросам использования муниципального имущества.

- Как я уже сказал, мы провели сотни судебных процессов. В том числе и по расторжению договора по Центральному рынку. Тот иск мы проиграли. Однако другой рынок – Ворошиловский - нами был отсужен. Он был продан за пару месяцев до прихода меня к власти. По цене – 600 тысяч рублей. На тот момент это была цена однокомнатной квартиры в Волгограде. У меня работала большая команда юристов, которая такие договора расторгала. Где-то у нас получалось, где-то нет.

- Скажите, если ситуация на Центральном рынке вас не устраивала, рассматривался ли вообще вопрос об ответственности руководителя МУП «Центральный рынок» и какие-то кадровые решения рассматривались?

- Решение о сдаче в аренду Центрального рынка – объекта недвижимости, принимал не директор МУПа. Его принимал мой предшественник, предыдущий руководитель администрации города. Руководителя МУПа можно было бы сделать козлом отпущения, но я не помню его судьбу, честно говоря. По-моему его заменили. Ясно было, что это не определяющее лицо, не принимающее решение.

- Вам известно в каких отношениях находился Ремезов с руководителем МУПа?

- Не известно. Я не помню об этом. Много лет прошло.

- Знаком ли вам такой – Воронин Виктор Федорович?

- Я не помню такого. В мою бытность он главой администрации не был.

- Вы говорили, что многие представители местной элиты были против вас. Какие к вам претензии были?

- Лучше спросить у них. Но надо понимать, что был губернатор, который воспринимал меня как конкурента. Волгоградская область относилась к «красному региону» - «красный пояс». Соответственно губернатор области, который был членом компартии, был избран при поддержке первого секретаря Волгоградского обкома КПРФ Алевтины Апариной. Фактически губернатора избирала на эту должность она. Апарина была очень авторитетной. Даже после избрания губернатором Максюты, она оказывала на него серьезнейшее влияние. В 1999 году, когда я баллотировался в депутаты ГД, я выиграл выборы именно у Апариной, чем подорвал ее авторитет.

 Подробнее: https://bloknot-volgograd.ru/news/general-ufsb-kokorin-belyak-maksyuta-trebovali-moe-1396352
Публикуем вторую часть выступления Ищенко в суде (в распоряжении редакции имеется полная диктофонная запись):

Вопросы от стороны защиты:

- Евгений Петрович, скажите пожалуйста, вы сказали, что арендная плата по Центральному рынку была копеечная. Какова была ваша политика, когда вы были мэром, в отношении Центрального рынка, по вопросам использования муниципального имущества.

- Как я уже сказал, мы провели сотни судебных процессов. В том числе и по расторжению договора по Центральному рынку. Тот иск мы проиграли. Однако другой рынок – Ворошиловский - нами был отсужен. Он был продан за пару месяцев до прихода меня к власти. По цене – 600 тысяч рублей. На тот момент это была цена однокомнатной квартиры в Волгограде. У меня работала большая команда юристов, которая такие договора расторгала. Где-то у нас получалось, где-то нет.

- Скажите, если ситуация на Центральном рынке вас не устраивала, рассматривался ли вообще вопрос об ответственности руководителя МУП «Центральный рынок» и какие-то кадровые решения рассматривались?

- Решение о сдаче в аренду Центрального рынка – объекта недвижимости, принимал не директор МУПа. Его принимал мой предшественник, предыдущий руководитель администрации города. Руководителя МУПа можно было бы сделать козлом отпущения, но я не помню его судьбу, честно говоря. По-моему его заменили. Ясно было, что это не определяющее лицо, не принимающее решение.

- Вам известно в каких отношениях находился Ремезов с руководителем МУПа?

- Не известно. Я не помню об этом. Много лет прошло.

- Знаком ли вам такой – Воронин Виктор Федорович?

- Я не помню такого. В мою бытность он главой администрации не был.

- Вы говорили, что многие представители местной элиты были против вас. Какие к вам претензии были?

- Лучше спросить у них. Но надо понимать, что был губернатор, который воспринимал меня как конкурента. Волгоградская область относилась к «красному региону» - «красный пояс». Соответственно губернатор области, который был членом компартии, был избран при поддержке первого секретаря Волгоградского обкома КПРФ Алевтины Апариной. Фактически губернатора избирала на эту должность она. Апарина была очень авторитетной. Даже после избрания губернатором Максюты, она оказывала на него серьезнейшее влияние. В 1999 году, когда я баллотировался в депутаты ГД, я выиграл выборы именно у Апариной, чем подорвал ее авторитет.

 Подробнее: https://bloknot-volgograd.ru/news/general-ufsb-kokorin-belyak-maksyuta-trebovali-moe-1396352

 

Публикуем вторую часть выступления Ищенко в суде (в распоряжении редакции имеется полная диктофонная запись): Вопросы от стороны защиты: - Евгений Петрович, скажите пожалуйста, вы сказали, что арендная плата по Центральному рынку была копеечная. Какова была ваша политика, когда вы были мэром, в отношении Центрального рынка, по вопросам использования муниципального имущества. - Как я уже сказал, мы провели сотни судебных процессов. В том числе и по расторжению договора по Центральному рынку. Тот иск мы проиграли. Однако другой рынок – Ворошиловский - нами был отсужен. Он был продан за пару месяцев до прихода меня к власти. По цене – 600 тысяч рублей. На тот момент это была цена однокомнатной квартиры в Волгограде. У меня работала большая команда юристов, которая такие договора расторгала. Где-то у нас получалось, где-то нет. - Скажите, если ситуация на Центральном рынке вас не устраивала, рассматривался ли вообще вопрос об ответственности руководителя МУП «Центральный рынок» и какие-то кадровые решения рассматривались? - Решение о сдаче в аренду Центрального рынка – объекта недвижимости, принимал не директор МУПа. Его принимал мой предшественник, предыдущий руководитель администрации города. Руководителя МУПа можно было бы сделать козлом отпущения, но я не помню его судьбу, честно говоря. По-моему его заменили. Ясно было, что это не определяющее лицо, не принимающее решение. - Вам известно в каких отношениях находился Ремезов с руководителем МУПа? - Не известно. Я не помню об этом. Много лет прошло. - Знаком ли вам такой – Воронин Виктор Федорович? - Я не помню такого. В мою бытность он главой администрации не был. - Вы говорили, что многие представители местной элиты были против вас. Какие к вам претензии были? - Лучше спросить у них. Но надо понимать, что был губернатор, который воспринимал меня как конкурента. Волгоградская область относилась к «красному региону» - «красный пояс». Соответственно губернатор области, который был членом компартии, был избран при поддержке первого секретаря Волгоградского обкома КПРФ Алевтины Апариной. Фактически губернатора избирала на эту должность она. Апарина была очень авторитетной. Даже после избрания губернатором Максюты, она оказывала на него серьезнейшее влияние. В 1999 году, когда я баллотировался в депутаты ГД, я выиграл выборы именно у Апариной, чем подорвал ее авторитет. 

Рассказ Ищенко о том, как он не был учредителем и не управлял ООО «Тамерлан» в то время, как был главой города: - Имеете вы какое-то отношение к ООО «Тамерлан»? - Являюсь учредителем ООО «Тамерлан». - Когда вы были мэром Волгограда, являлись ли вы учредителем или управляющим? Фактически, она вам принадлежала? - Нет, я не являлся учредителем и не управлял «Тамерланом». Нет, не принадлежала мне. В приговоре меня обвинили, что я участвовал в деятельности ООО «Тамерлан», отдавая какие-то указания. Приговор строился на показаниях трех свидетелей. Документальных подтверждений не было. Сначала, когда меня задерживали, меня обвиняли в злоупотреблениях и превышениях. Считалось, что я, возможно, что-то где-то украл и из краденного раздаю деньги своим подчиненным. - Поясните по ООО «Тамерлан». Большое количество претензий было именно по этой организации. - Обвинение утверждало, что я, будучи руководителем администрации, оказывал поддержку и содействие деятельности ООО «Тамерлан». Это торговая сеть магазинов на территории региона. Как глава администрации может оказывать поддержку – выделять помещения, земельные участки для строительства магазинов и ограждать от преследования при нарушениях. На этом строились обвинения в злоупотреблении. В Волгограде на тот момент было четыре торговые сети. Выяснилось сколько помещений муниципальных было сдано в аренду. «Тамерлан» не являлся лидером. Где-то «Магнит» больше получил, где-то «Радеж». По штрафам было так же. Все обвинения в итоге в злоупотреблении были сняты судом. - Правильно понимаю, что, помимо незаконного хранения боеприпасов, вы были признаны судом виновным в незаконном участии в предпринимательской деятельности? - Да. С приговором суда я был не согласен, я этот приговор оспаривал и, как будет возможность, буду оспаривать снова. Обвинение строилось на показаниях Синюкова. Его продержали несколько месяцев в СИЗО, создали невыносимые условия, и он дал показания, что он не настоящий акционер, а настоящий акционер я. Под давлением выбивались показания против меня. То же самое Доронин, который тогда уже находился в дружеских отношениях с Музраевым. И то же самое было с Насоновой, которая была запугана. - Но тем не менее приговор в силу вступил? - Да. - По поводу Синюкова. У вас при обысках в кабинете нашли соглашение с ним. О том, что вы полноправные владельцы «Пятерочки». - Нашли проект соглашения. Мы действительно с Синюковым такие вещи обсуждали. Но, когда меня избрали мэром города, Синюков тогда был моим товарищем. После избрания меня мэром я сказал ему, что участвовать в таком я не могу. - Обращались ли вы в органы прокуратуры с заявлением о совершении Бирюковым, Музраевым преступлений в исполнении должностных обязанностей? - Нет. - Знакомы вы с депутатом Госдумы Митрофановым? - Да. - Он оказывал вам поддержку, когда было уголовное преследование в отношении вас? - Мне об этом неизвестно. - А то, что он направлял депутатские запросы в генпрокуратуру? - Я слышал о таком запросе. Могу что-то и перепутать спустя столько лет. Когда я находился под арестом в СИЗО, приехал генерал Сизов Игорь Васильевич. Он возглавлял УФСИН региона. У нас были дружеские отношения. Он начал на меня громко кричать. Я даже не понял, что к чему. Начал обвинять меня, что я его опорочил с помощью своих друзей. И он мне рассказал про этот депутатский запрос. Моя версия, что есть другие люди, которые решают свои вопросы, используя эту ситуацию. Я к этому отношения не имел. - В каких отношениях на тот момент вы находились с Цукруком? - Особенных отношений не было. Как мэр города я был знаком со всеми силовиками. - Экономические отношения между ООО «Тамерлан» («Пятерочкой») и людьми близкими к Цукруку имелись? - Мне об этом неизвестно. - Известно ли вам, что в 2008, 2012 году были направлены многократные анонимные обращения от предпринимателей в адрес генпрокуратуры, правительства РФ о Музраеве, то что он крышует криминалитет? - В первый раз об этом слышу. Я разместил на своей странице в "Фэйсбуке" свое обращение в ФСБ после задержания Музраева. Написал, что, если кто-то пострадал от незаконного уголовного преследования, я готов оказать им юридическую поддержку. - Знакомы ли вы с Еленой Атт? - Да. Она моя теща. После моего ареста мне неоднократно предлагали, следователь Никандров, добровольно признаться во всех вменяемых мне преступлениях. Поскольку я отказывался, то начали давить на родственников. На тот момент я не был расписан со своей женой, мы жили тогда гражданским браком. Жена была беременна третьим ребенком. Тогда возбудили уголовное дело и против моей тещи. Она занимала должность директора муниципального предприятия. - А кто ее назначил? - Конечно же, я. Я назначил ее на должность директора муниципального предприятия. Это было МУП "Ворошиловский рынок2. Тот самый МУП, у которого не было ничего. МУП был, а сам рынок тогда был продан. Задача этого МУПа была подписывать иски на возврат этого рынка. Там было десятка два судебных процесса. Все процессы оплачивались из денег МУПа. За полтора года судов более 2 млн рублей было оплачено за эти услуги. Рынок в итоге вернулся в собственность. Елене вменили то, что она эти деньги обналичила и забрала себе. Она была вынуждена признаться в том, что она не делала. В этом ее уговорил я. По словам Ищенко, он это сделал для рождения своего третьего сына. Что для него было более важно, чем репутация тещи. - Музраев тогда предложил сделку, что если она признается, то ее отпускают на подписку и она в дальнейшем получает условный срок. В начале ей дали реальный срок, Музраев слово не сдержал, а потом вышестоящая инстанция поменяла на срок условный. - Елена Атт через подставную фирму, будучи назначенной вами директором МУП, сдавала в субаренду ООО «Тамерлан» («Пятерочка») жилые помещения. 55, вроде. - Нет, не 55. Объясню. Всего МУП было передано 55 нежилых помещений. Из них 3-4 помещения в том числе сдавалось в аренду «Тамерлану». Претензии сняли после того, как выяснилось, что она сдавала не по льготным ставкам, а по рыночным. - Известно вам что-то об уголовном деле, связанном с налогами ООО «Тамерлан»? - Я на тот момент не имел к ООО «Тамерлан» никакого отношения. Возглавляли его хорошо знакомые мне люди. Была какая-то налоговая проверка. Налоги начислены, они уплачены. Уголовное дело было прекращено. - А ваши отношения с руководителями УФСБ на тот момент можете прояснить? 

 

Когда меня избрали мэром, руководителем УФСБ был Федоряк. Человек умный, серьезный, авторитетный. Мне с ним общий язык найти было легко. Я иногда приезжал к нему. - Вашу политику он поддерживал? - В общем-то да. Были случаи, когда кто-то из моих сотрудников (Михаил Балабанов) злоупотреблял чем-то. Федоряк меня вызвал как-то и сказал, что мой зам (курировавший коммунальную сферу) обналичивает средства водоканала через обнальные фирмы. Принимай решение сам, но делай выводы – сказал мне Федоряк. Я вызвал Балабанова. Сказал, что к нему есть претензии у правоохранительных органов. И я его отстраняю и увольняю, пока он эти претензии с себя не снимет. Когда меня в последствие арестовали, Музраев мне предъявлял, что я украл из коммуналки миллиард. На что я говорил, что у вас вода в кране есть? Если бы я украл миллиард, то воды бы не было, ее за неуплату электроэнергии отключат. Далее Ищенко заявил, что, когда ушел Федоряк, пришел человек с другими взглядами. - Который стал резко негативно ко мне относиться. Потому что толку от меня финансового было никакого. Денег я никому не носил. Отметим, что Евгений Ищенко, вероятнее всего, намекает на Сергея Кокорина, возглавлявшего УФСБ региона с 2004 по 2012 гг. - А в суде вы свою вину признали? - Да, частично. Это был элемент сделки с Музраевым. - Вы упомянули про Кадина и конфликт в Mojo. Что вам известно об этом? 

 

Источник: https://bloknot-volgograd.ru/news/general-ufsb-kokorin-belyak-maksyuta-trebovali-moe-1396352 

Read 17 times

Написать нам

Если вы хотите задать нам вопрос, оставить заявку или же связаться с нами по любому другому поводу, просто заполните форму ниже и мы с вами свяжемся

 
Контакты
  • 107031 Москва ул. Большая Дмитровка д.20/5, строение 2, офис 20
  • +7 (495) 629 82 50
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

static qr code map