Статья написана от первого лица.

Давайте с его официальным статусом определимся. (про Музраева) Подследственный? Нет, наверное, уже обвиняемый. Как я понял, обвинение ему предъявлено и не по одной статье.

Ничего не слышу про ознакомление с делом. Только в одном материале про нового адвоката Андрея Грохотова было. Или, может быть, фамилия раньше не фигурировала. До сих пор фигурировал Владимир Семенцов. Читаю комментарии и с удивлением вижу, что к нему как-то несерьезно относятся. Это прекрасный, грамотный, умудренный опытом адвокат. В какой-то момент он даже дистанцировался от своего подзащитного, когда узнал по своим каналам про визу первого лица. Это не шутки.

Читать полностью: https://v1.ru/text/gorod/69255085/

 

Как стало известно 7 мая, следователи предъявили бывшему главе волгоградского СУ СКР обвинение по статье «Использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы». Генерал-лейтенант 11 месяцев находится в СИЗО «Лефортово» по подозрению в теракте на волгоградского губернатора. Следствие настаивает, что Михаил Музраев не хотел давать хода делу в отношении Виталия Брудного.

— Следствие вменяет Михаилу Музраеву статью 285-ю Уголовного кодекса РФ — «Использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы», — рассказал корреспонденту V1.RU адвокат арестованного генерала Владимир Семенцов. — В своё время, будучи руководителем СУ СКР по Волгоградской области, Михаил Музраев проводил совещание с начальниками отделов управления. Один из них поднял на обсуждение вопрос о том, что делать с Виталием Брудным.

Виталий Брудный, как и Михаил Музраев, также является фигурантом дела о поджоге дома на Латошинке осенью 2016 года. На обоих дал показания бывший директор Центрального рынка Волгограда Евгений Ремезов.

— За свою защиту я начал платить Сергею Брудному (брат Виталия Брудного. — Прим. ред.) от 500 тысяч до 1 миллиона рублей в месяц, — говорится в протоколе допроса Евгения Ремезова. — От него же мне было известно, что часть денег он передает Владимиру Зубкову (арестован в один день с Михаилом Музраевым по делу о поджоге дома волгоградского губернатора. — Прим. ред.), который, в свою очередь, относит их Михаилу Музраеву. Какую-то сумму он оставляет себе. Сколько передавалось Михаилу Музраеву, я не знаю.

Согласно показаниям Евгения Ремезова, после убийства Сергея Брудного на Аллее Героев он начал платить за «крышу» его родному брату. При этом сам Евгений Ремезов во время убийства Сергея Брудного был сильно ранен.

— Преемником Сергея Брудного стал его родной брат Виталий, — уточнил Евгений Ремезов. — В это же время на меня начали давить Юрий Иванов и Алиетдин Махмудов. Во время нашего разговора Виталий Брудный пообещал решить с ними все проблемы и взамен предложил передавать деньги на прежних условиях.

С приходом в Волгоградскую область в 2014 году нового губернатора у Евгения Ремезова начались проблемы с бизнесом. Администрация города через суд потребовала аннулировать договор длительной аренды рынка. Тогда Евгений Ремезов пошёл на поклон к известному бизнесмену и руководителю Российского военного-исторического общества Виктору Василевскому с просьбой поговорить о его проблемах с губернатором.

— После беседы с Андреем Бочаровым он сказал мне, что этот вопрос решить не получится. Мне надо отстаивать свои интересы в суде, — написано в показаниях Евгения Ремезова. — Об этом разговоре я рассказал Виталию Брудному. Он сказал, что Михаил Музраев поможет решить возникшую проблему.

Но Михаилу Музраеву решить проблему якобы не удалось. Тогда Евгений Ремезов, согласно его показаниям, обратился к Виталию Брудному и Владимиру Зубкову.

— Они сказали, что тоже отдают часть прибыли от работы ресторанного комплекса «Сосновый бор», Тракторозаводского рынка и торгового комплекса «Диамант на Тракторном» и не имеют никаких проблем с представителями силовых ведомств, — записали следователи со слов бизнесмена. — Я объяснил, что сейчас такой возможности у меня нет. На одной из встреч Виталий Брудный сказал мне, что для решения вопроса с администрацией по продлению аренды объектов МУП «Центральный рынок» нужно совершить действия устрашающего характера в отношении друга Андрея Бочарова — Виктора Василевского.

Дело Виталия Брудного

В 2014 году в Краснооктябрьском районе Волгограда было совершено покушение на чемпиона Европы по кикбоксингу и уважаемого бизнесмена Владимира Поташкина, которого многие называли наследником убитого ранее Владимира Кадина.

Только спустя три года удалось выйти на след преступников. В конце мая 2017 в Волгоград из Рязани доставили 35-летнего подозреваемого в покушении Владимира Кеценко. Всё это время он находился в федеральном розыске. Следователям мужчина заявил, что пытался убить Владимира Поташкина по указанию Виталия Брудного.

После этого и состоялось совещание у Михаила Музраева, по итогам которого задерживать Виталия Брудного не стали, а теперь грозит генералу четырьмя годами заключения. Виталий Брудный тем временем скрывался в Краснодарском крае и только спустя месяц был арестован сотрудниками ФСБ.

 

— Начальник отдела на том заседании, за которое теперь предъявлено новое обвинение Михаилу Музраеву, просто пояснил ситуацию по делу, — говорит адвокат Михаила Музраева Владимир Семенцов. — Что собранных доказательств на тот момент у следствия было недостаточно для ареста. При этом сам следователь, занимавшийся этим делом, на совещании не присутствовал.

Решение не арестовывать Виталия Брудного стало основанием для предъявления Михаилу Музраеву нового обвинения. Ранее ему инкриминировали преступные действия по статье теракт.

— На совещаниях все всегда высказывают своё мнение, обсуждают те или иные моменты, порой ругаются матом, а решение принимает только следователь. Или выполняет письменное указание начальства, — отметил Владимир Семенцов. — А Михаил Музраев ничего следователю не говорил. Это было обычное производственное помещение. Это ловля блох.

Свою вину в предъявленном обвинении бывший глава волгоградского СУ СКР полностью отрицает.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотренПо итогам заседания, делу Виталия Брудного не дали хода.

Как стало известно 27 мая, бывшего руководителя волгоградского СУ СК России вывели из СИЗО «Лефортово» на проведение следственных действий в защитном костюме, очках и маске после обнаружения в изоляторе заражённых коронавирусом.

В минувшую субботу неавторизованные источники сообщили о возможном COVID-19 у генерал-лейтенанта Михаила Музраева, содержащегося с июня прошлого года в СИЗО «Лефортово».

— Нам ничего не известно о том, что у Михаила Музраева есть подозрение на коронавирус, — пояснил в субботу адвокат арестованного генерала Владимир Семенцов. — Думаю, что это ерунда. Никаких сведений на этот счёт нет. Мы будем у него в понедельник и сможем убедиться в этом. У нас будет плановая встреча. При последней встрече он ни на что не жаловался.

При этом адвокат пояснил, откуда появилась информация о коронавирусе в «Лефортово».

— Действительно, появилась информация, что у арестованного Дмитрия Михальченко подозревают наличие COVID-19, — уточнил адвокат. — Но с ним Михаил Музраев никогда не сидел в одной камере, не общался с ним. В пятницу «Лефортово» работал в обычном режиме.

Но в понедельник адвокатам встретиться с Михаилом Музраевым не удалось, в то время как анонимные телеграм-каналы продолжали сообщать о возможном заражении коронавирусом бывшего главы волгоградского СУ СК России.

— Мы проторчали почти весь день в «Лефортово», — говорит Владимир Семенцов. — Были третьими в очереди, но до вечера пропустили только адвокатов двоих арестованных. Попасть к Михаилу Музраеву нам не удалось.

Во вторник адвокаты наконец-то встретились с генерал-лейтенантом.

— Никакого заражения у Михаила Музраева нет, — уверенно заявил адвокат. — Самочувствие у него такое же, как и было. Особо ни на что не жалуется. Нас заводили в СИЗО в защитных костюмах. В защитном костюме, в очках и маске вывели и Михаила Музраева.

В «Лефортово» проводились следственные действия.

— Проводилась экспертиза, которая никому ничего не даёт, — отметил Владимир Семенцов. — Я думаю, они просто пытаются притянуть любые доказательства. С начала дела я не увидел никакой фактуры, а только попытки лепить доказательства. Кто разносит слухи о коронавирусе у Михаила Музраева, я даже представить не могу. Это никому не выгодно.

Тем не менее появилась более подробная информация о заражении коронавирусом в «Лефортово».

— Насколько мне известно, в «Лефортово» заболели четыре человека, — пояснил Владимир Семенцов. — Дело в том, что у миллиардера Михальченко другие условия содержания. Ему каждый день передают еду, каждый день его посещают. К нему и другим арестованным каждый день пытаются попасть всеми правдами и неправдами.

По словам адвоката, коронавирус занесли в «Лефортово» адвокаты миллиардера.

— У него очень много адвокатов, которые навещают его, — говорит Владимир Семенцов. — По предварительной версии, один из адвокатов и притащил в СИЗО эту заразу. И все, кто с ним сидел, её подцепили. Пока версия такая. Кто именно из адвокатов стал источником заражения, пока не озвучивается.

Михаила Музраева и владельца «Соснового бора» Владимира Зубкова задержали, а затем поместили под стражу в «Лефортово» 10 июня прошлого года. Их обвиняются в теракте на волгоградского губернатора после поджога дома, где он якобы находился. Непосредственных поджигателей дома на Латошинке судят по другим статьям — за попытку порчи чужого имущества

 

Источник:https://v1.ru/text/politics/69281701/

Уголовное дело о поджоге дома губернатора Волгоградской области Андрея Бочарова суд вернул в Генеральную прокуратуру РФ из-за неуказанного возможного ущерба, сообщила РИА Новости руководитель Объединённой пресс-службы судов общей юрисдикции Волгоградской области Екатерина Вальковская.
Ранее сообщалось, что в марте в суд поступило уголовное дело Дмитрия Ушакова и Ивана Железнякова, а также уголовное дело в отношении Виталия Семисотнова, которых обвиняют в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью предпринимателя с целью его устрашения и побуждения к возврату долга, а также поджоге чужого автомобиля и покушении на умышленное уничтожение дома губернатора Волгоградской области Андрея Бочарова в ноябре 2016 года.
Как сообщила РИА Новости Вальковская, рассмотрение дела состоялось в Краснооктябрьском районном суде.
 
"Судья принял решение о возвращении дела в Генеральную прокуратуру РФ для устранения препятствия его рассмотрения судом в связи с тем, что в материалах дела не указан ущерб, который был бы нанесен в случае доведения подсудимыми преступного умысла до конца", - сообщила Вальковская.
 
По данным следствия, ночью 16 ноября 2016 года пятеро членов организованной преступной группы, лидером которой был Евгений Ремезов, проникли на территорию частного дома в Тракторозаводском районе Волгограда, один из них при помощи легковоспламеняющейся жидкости попытался поджечь стену дома. Уточняется, что в доме проживал губернатор Бочаров с семьей. Как ранее Бочаров сообщал РИА Новости, этот дом он арендовал.
 
 
Следователи выяснили, что еще в 2003 году Ремезов на выгодных условиях заключил договор аренды почти 16,5 тысяч квадратных метров на главном муниципальном рынке города, торговые площади он сдавал в субаренду частным торговцам, фермерам и мелким предпринимателям. Губернатор в то время добивался возвращения в муниципальную собственность объектов недвижимости, ранее переданных в аренду. Когда судебные тяжбы были проиграны, Ремезов поручил членам возглавляемой им преступной группы устранить чиновника, а сам выехал из РФ для алиби, полагает СК. Ремезов был объявлен в международный розыск по обвинению в убийстве, умышленном уничтожении или повреждении имущества, краже и причинении тяжкого вреда здоровью.
Согласно информации ФСБ, еще трое из пяти причастных к преступлению были задержаны в 2017 году. Уточняется, что один скрылся в США, где сейчас отбывает наказание за преступление, совершенное на территории Штатов.
В июне 2019 года по делу о покушении на главу региона был задержан бывший руководитель следственного управления Следственного комитета России по Волгоградской области Михаил Музраев, об этом сообщала официальный представитель СК РФ Светлана Петренко. По информации ФСБ России, вместе с ним был задержан волгоградский предприниматель Владимир Зубков.
 

Лефортовский районный суд Москвы 8 июня продлил срок заключения под стражей в следственном изоляторе «Лефортово» экс-главе волгоградского Следственного комитета Михаилу Музраеву до 10 сентября.

По словам адвоката, следователь в качестве аргумента за продление ареста называл ситуацию с коронавирусом.

— Заявляли, наоборот, то, что коронавирус — хорошо, — говорит Владимир Семенцов. — А в «Лефортово» Михаила Музраева всем необходимым якобы обеспечивают. Есть справка, что он жив здоров. Всё! В итоге Лефортовский суд Москвы продлил ему срок заключения под стражей до 10 сентября. Насчёт Владимира Зубкова я не в курсе.

Антикоронавирусные меры повлияли и на работу судов.

— Заседание должно было быть в 9:30, но началось с большим запозданием, — говорит адвокат. — Сейчас арестантов на суды не возят, в СИЗО одно помещение для проведения видеоконференцсвязи, а заседаний сегодня было много. Поэтому пришлось ждать. Условно, один телевизор на всё «Лефортово». А народу сидит много. Кому-то продлевали аресты, кто-то апеллировал.

Ничего нового на суде не всплыло.

— Новых обвинений в адрес Михаила Музраева не предъявили, — уточнил Владимир Семенцов. — Они, как обычно, рассказали, что расследуется 10 дел, чем запутали судью. Судья уточнял, сколько обвинений у Музраева. Оказалось, что три: патроны, теракт и злоупотребление служебным положением. Стали разбираться в этом. Судья начал агрессивно задавать вопросы следователю, тот объяснял, что одно дело объединили, потом разъединили. Но к Музраеву они, как оказалось, не имеют прямого отношения.

В итоге суд встал на сторону следователей.

— Все наши ходатайства судья отклонил. Мы спрашивали, что целый год делало следствие, — говорит адвокат Михаила Музраева. — Мы и не видели, что они что-то расследовали. Судья поначалу пытался разобраться, но потом решил быстро заканчивать. У меня всё больше и больше омерзения от наших процессов. Заседание длилось около двух часов.

Адвокат уверен, что Михаил Музраев проведёт в СИЗО до конца всех установленных законом сроков.

— У меня, спустя год после ареста, всё большее убеждение, что кто-то кому-то, то ли первому лицу или другому высокопоставленному, что-то нашептал и убедил, что Музраева надо посадить, а доказательства потом найдутся. А теперь пытаются что-нибудь найти, а оказывается, что нечего. Собирают всякую мелочь, — поделился Владимир Семенцов. — На суды всё время ходит один и тот же прокурор, говорит дежурные фразы на полторы минуты: «оснований выпускать нет, ничего не отпало, следует и дальше держать под арестом». Столько же примерно выступают следователи. Читают штампованные фразы и всё. Мы говорим минут 30–40, судья поворчит, а мы лбом бьёмся об стену. Я думаю, что следствие дотянут до 1 года и 5 месяцев — до ноября. Объявят об окончании следствия и дадут нам знакомиться с ним. А мы пока бьёмся с загадкой, кто оговорил Музраева...

Михаила Музраева обвиняют в организации теракта на волгоградского губернатора. Генерал-лейтенант был задержан 10 июня 2019 года в Волгограде, после чего доставлен в Москву, где и был арестован. Вместе с ним остаётся под стражей известный волгоградский бизнесмен, владелец «Соснового бора» Владимир Зубков.

Лето генерал проведёт в СИЗО

Источник: https://v1.ru/text/politics/69304702/

— Всё прошло, как и ожидалось, — рассказал корреспонденту V1.RU адвокат Михаила Музраева Владимир Семенцов. — Настрой был всё тот же — посадить и всё. Михаилу Музраеву судья даже говорить ничего не давал. Ему всё ясно — надо продлить срок ареста и всё. Суд был абсолютной формальностью, как и всегда. Полная формальность, несмотря на эмоции со всех сторон. Следователь говорил, что ничего не отпало, прокурор — то же самое.

По словам адвоката, следователь в качестве аргумента за продление ареста называл ситуацию с коронавирусом.

— Заявляли, наоборот, то, что коронавирус — хорошо, — говорит Владимир Семенцов. — А в «Лефортово» Михаила Музраева всем необходимым якобы обеспечивают. Есть справка, что он жив здоров. Всё! В итоге Лефортовский суд Москвы продлил ему срок заключения под стражей до 10 сентября. Насчёт Владимира Зубкова я не в курсе.

Антикоронавирусные меры повлияли и на работу судов.

— Заседание должно было быть в 9:30, но началось с большим запозданием, — говорит адвокат. — Сейчас арестантов на суды не возят, в СИЗО одно помещение для проведения видеоконференцсвязи, а заседаний сегодня было много. Поэтому пришлось ждать. Условно, один телевизор на всё «Лефортово». А народу сидит много. Кому-то продлевали аресты, кто-то апеллировал.

Ничего нового на суде не всплыло.

— Новых обвинений в адрес Михаила Музраева не предъявили, — уточнил Владимир Семенцов. — Они, как обычно, рассказали, что расследуется 10 дел, чем запутали судью. Судья уточнял, сколько обвинений у Музраева. Оказалось, что три: патроны, теракт и злоупотребление служебным положением. Стали разбираться в этом. Судья начал агрессивно задавать вопросы следователю, тот объяснял, что одно дело объединили, потом разъединили. Но к Музраеву они, как оказалось, не имеют прямого отношения.

В итоге суд встал на сторону следователей.

— Все наши ходатайства судья отклонил. Мы спрашивали, что целый год делало следствие, — говорит адвокат Михаила Музраева. — Мы и не видели, что они что-то расследовали. Судья поначалу пытался разобраться, но потом решил быстро заканчивать. У меня всё больше и больше омерзения от наших процессов. Заседание длилось около двух часов.

Адвокат уверен, что Михаил Музраев проведёт в СИЗО до конца всех установленных законом сроков.

— У меня, спустя год после ареста, всё большее убеждение, что кто-то кому-то, то ли первому лицу или другому высокопоставленному, что-то нашептал и убедил, что Музраева надо посадить, а доказательства потом найдутся. А теперь пытаются что-нибудь найти, а оказывается, что нечего. Собирают всякую мелочь, — поделился Владимир Семенцов. — На суды всё время ходит один и тот же прокурор, говорит дежурные фразы на полторы минуты: «оснований выпускать нет, ничего не отпало, следует и дальше держать под арестом». Столько же примерно выступают следователи. Читают штампованные фразы и всё. Мы говорим минут 30–40, судья поворчит, а мы лбом бьёмся об стену. Я думаю, что следствие дотянут до 1 года и 5 месяцев — до ноября. Объявят об окончании следствия и дадут нам знакомиться с ним. А мы пока бьёмся с загадкой, кто оговорил Музраева... среду, 10 июня, минул ровно год с момента официального задержания бывшего главы СУ СКР по Волгоградской области Михаила Музраева. С тех пор Михаил Музраев подозревается в организации теракта: поджога дома губернатора Андрея Бочарова. Сегодня, 11 июня, об очередном продлении срока содержания под стражей своему подзащитному рассказал Владимир Семенцов. Адвокат Михаила Музраева сообщил "Блокнот Волгоград", что заседание по делу Михаила Музраева проходило в этот понедельник, 8 июня, в Мосгорсуде. Должно было начаться в 11:00 утра, но провели его в 17:00 вечера. Длилось почти два часа – вместе с вынесением решения. Сам лично Михаил Кандуевич, говорит Владимир Семенцов, на заседании не присутствовал – «показывали на экране, по телевизору». - Заседание проходило 8 июня в Мосгорсуде. Была проблема с ожиданием. Целый день ждали. Его не выводили…по телевизору. Все еще более формально. Они наговорили там 15 дел каких-то. Единственное, я спросил, какое у него обвинение. Ответ: «Такое». А причем тут 15 дел, спрашиваю, следователь стушевался. Для вида везде пишут. Какие 15 дел? В Волгограде миллион дел. Ему дали слово… ну все опытные, все равно, мол, продлим говори-не говори…3 минуты поговорил и хватит. Длилось два часа, но мы все равно пытались свою позицию отстаивать. Большую часть мы говорили. Следователь - полторы минуты, прокурор - полторы минуты – около 40 – адвокаты. Приобщали документы, - рассказал Владимир Семенцов. Он пояснил, что и на этот раз были приобщены медицинские документы – предоставили заключение, что Михаил Музраев не может содержаться в тюрьме по состоянию здоровья. В результате Мосгорсуд принял решение продлить арест Музраеву до 10 сентября. Все лето 2020 бывший глава СУ СКР по Волгоградской области опять будет под стражей. - Предоставляли все то же самое. Они говорят: «Ничего не изменилось». А мы говорим: Ввсе изменилось, нужны новые доказательства». Они: «Нет, ничего не изменилось». Сказали – «посадят». Фактически экспертизы еще не проводили…2 или 3 раза показали экспертизу, которая нам не нужна. Делают вид, что работают. А по факту никаких доказательств нет, старых не было. Продлят, дело закончат, в ноябре в суд направят его. В ноябре окончат следствие, будет уже год и 5 месяцев – объявят об окончании предварительного следствия, и начнем знакомиться с материалами, - объяснил Владимир Семенцов. Он добавил, что только тогда можно будет увидеть все и более подробно рассказать о происходящем. - Я, конечно, не знаю все, что есть в деле. Но они обязаны предоставлять доказательства, но их просто не предоставляют, - заключил беседу адвокат Михаила Музраева. Со слов защитника, Михаил Музраев чувствуется себя сейчас «нормально». Ранее, 6 мая, Лефортовский суд Москвы продлил срок содержания под стражей бывшему главе СУ СКР по Волгоградской области Михаилу Музраеву вплоть до 10 июня – до дня его задержания в 2019 году. Владимир Семенцов не раз говорил, что оснований содержать Музраева под стражей нет. Но во внимание не брались даже медицинские показания. Перед этим ФСБ предъявило Музраеву еще одно обвинение.

 Подробнее: https://bloknot-volgograd.ru/news/vse-leto-provedet-pod-arestom-eks-glava-volgograds-1233296

Лефортовский суд Москвы 6 мая продлил арест экс-главе волгоградского СУ СКР по Волгоградской области генерал-лейтенанту Михаилу Музраеву до 10 июня. Советник главы Следственного комитета России Александра Бастрыкина обвиняется ФСБ в организации теракта на волгоградского губернатора Андрея Бочарова.

— Сегодня Лефортовский суд по ходатайству следствия принял решение продлить меру пресечения в виде заключения под стражей Михаилу Музраеву до 10 июня, — рассказал корреспонденту V1.RU адвокат бывшего руководителя волгоградского СК Владимир Семенцов. — Все наши доводы вновь не рассматривались, такое решение для нас было ожидаемым.

Если на прошлых судах генерал-лейтенант активно защищал себя и доказывал свою невиновность, то сегодня он был немногословен.

— Связь с ним постоянно прерывалась, — говорит адвокат. — Он не спорил, сказал только: «Свою вину не признаю, прошу изменить меру пресечения».

Михаила Музраева из СИЗО «Лефортово», где он находится без пяти дней 11 месяцев, в суд не доставляли.

— Нам заранее сказали, что с ним будет организована видеосвязь из камеры, — пояснил юрист. — То есть решение суда о продлении ареста было ясным. Нежелание доставлять Михаила Музраева в суд объяснили коронавирусом. Но это лишает его права на защиту. Он не может на расстоянии полноценно озвучивать свою позицию. Когда говорит что-то в свою защиту, то почему-то часто отключается звук. Получается, что в суде не он, а его изображение.

 

Доводы, что Михаил Музраев не может находиться в СИЗО по медицинским показаниями, суд вновь не убедили.

— У него был инфаркт, инсульт, хронические сердечные заболевания, — отметил Владимир Семенцов. — Эти заболевания есть в постановлении, которым исключается мера пресечения подозреваемых под стражей в связи с ними. Но всем всё равно. Следователь говорит, судья делает.

По словам правозащитника, ничего нового в деле о поджоге дома волгоградского губернатора не всплыло.

— Самих поджигателей судят в Волгограде за порчу имущества, а Михаилу Музраеву вменяют теракт, — говорит адвокат. — Никаких, даже косвенных доказательств его вины, нам не предъявили. Есть исключительно показания Ремезова о якобы интересе Музраева в поджоге дома. Но все, на кого указывает Ремезов, категорически опровергают его слова.

 

Источник:https://v1.ru/text/politics/69243634/

— Мы долгое время не могли увидеться с Михаилом Музраевым и только позавчера прорвались к нему в «Лефортово», — рассказал корреспонденту V1.RU адвокат генерала Владимир Семенцов. — Естественно, что из-за мер борьбы с коронавирусом его вывели в маске. Общались только в комнате свиданий. Нам дали 80 минут на разговор через телефон. Говорили о ситуации с делами, по которым будут судить поджигателей дома на Латошинке.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Краснооктябрьский районный суд Волгограда назначил заседания в отношении Дмитрия Ушакова и Ивана Железнякова, а также в отдельное производство выделено обвинение в адрес Виталия Семисотнова. Им инкриминируют три эпизода преступной деятельности. Один из них — неудачный поджог дома на Латошинке 16 ноября 2016 года, где якобы находился губернатор Волгоградской области Андрей Бочаров.

Владимир Семенцов

Владимир Семенцов

Волгоградцев будут судить за «попытку уничтожения чужого имущества». Следствие обвиняет Михаила Музраева и владельца «Соснового бора» Владимира Зубкова в организации теракта. Они уже 10 месяцев находятся под арестом в следственном изоляторе «Лефортово».

— Я показал Михаилу Музраеву, наконец-то, Вашу статью, он прочитал и сказал: «Понятно», — поделился Владимир Семенцов. — Он пояснил, что такое развитие событий и предполагал. Рассуждал, кто с ним такое мог сделать.

Адвокат считает, что начинающиеся процессы следователи используют для последующего суда над Михаилом Музраевым.

 

Источник: https://v1.ru/text/politics/69093172/

Причиной переноса стали меры по недопущению распространения коронавирусной инфекции.

Фигурантам дела инкриминируют три эпизода преступной деятельности. Один из них — неудачный поджог дома на Латошинке 16 ноября 2016 года, где якобы находился губернатор Волгоградской области Андрей Бочаров.

Волгоградцам вменяют в вину преступления по статьям 167 ч.2; 30 ч.3; 111:

  • Умышленные уничтожение или повреждение имущества;
  • Приготовление к преступлению и покушение на преступление;
  • Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.
 

— Органами следствия они обвиняются в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью предпринимателя с целью его устрашения и побуждения к возврату долга, — пояснили в суде. — Волгоградцы также идут под суд за поджог чужого автомобиля и покушение на умышленное уничтожение чужого домовладения.

По делу о поджоге дома волгоградского губернатора 10,5 месяца находятся в СИЗО бывший руководитель волгоградского СУ СК России генерал-лейтенант Михаил Музраев и бизнесмен, владелец «Соснового бора» Владимир Зубков.

 

Источник:https://v1.ru/text/politics/69108709/

 

Новость (об аресте стало известно в июне 2019 года) попала в топы, но, по правде говоря, в нее не все поверили. Более того, заговорили о новом витке борьбы между силовиками, ведь генерала-буддиста Музраева считали близким другом главы СКР Александра Бастрыкина. С другой стороны, главному следователю региона приписывали безраздельное влияние «на вверенной ему территории», что якобы могло породить безнаказанность.

Какая версия окажется правдой — покажет время. А на суд читателей «МК» представляет интервью Михаила Музраева, который уже 9 месяцев под арестом в СИЗО «Лефортово». Это его первое интервью из-за решетки (вопросы передали через адвоката Андрея Грохотова).

— Михаил Кандулович, не так давно я интервьюировала маньяка Владимира Драганера в колонии «Черный дельфин». Он считает, что именно из-за вас получил пожизненный срок, несмотря на явку с повинной. Радовался вашему аресту. А вы его помните? Кого еще из страшных убийц задерживали?

— Драганера помню. Он свое первое убийство совершил 8 марта (потому в СМИ и писали, что он женоненавистник).

Подобных дел об убийствах женщин, к сожалению, у нас в регионе было немало. Могу назвать последние из тех, что расследовал. В 2018 году мы искали и нашли убийцу 16-летней девушки из поселка Елань. В 2017 году задержали убийцу 5-летней девочки из Калача. В том же году, кстати, было раскрыто резонансное убийство двух женщин, совершенное рецидивистом Масленниковым в Волжском, и убийство, сопряженное с изнасилованием, 15-летней школьницы из Красноармейского района, совершенное Зайченко.

Очевидный минус работы следователя — появляется немало тех, кто считает тебя своим личным врагом. Обычно особо недовольны те, кому ты не дал безнаказанно совершать преступления. Поэтому таких, как Драганер, радующихся любым моим проблемам и сложностям, хватает. И не только среди страшных убийц, но и среди коррупционеров. Некоторые способны не просто злорадствовать, но и организовывать против меня клеветнические кампании, распространять ложные негативные сведения. Я с этим сталкивался на протяжении всей своей службы.

— Молва приписывает вам огромное влияние в регионе. Вы якобы сажали всех неугодных чиновников и бизнесменов, а сами активно общались с криминальными авторитетами, среди которых был смотрящий по Волгограду Владимир Кадин (убит киллером в результате криминальных разборок в 2011 году. — Прим. авт.).

— Я всегда воспринимал такого рода «молву» как спланированное противодействие своей работе. Все эти слухи про меня стали регулярно появляться после дела, возбужденного против экс-мэра Евгения Ищенко. Чем больше было недовольных чиновников, тем больше было в Интернете дискредитирующих меня статей и даже заявлений отдельных депутатов. Кстати, они ведь были поводом для нескольких ведомственных проверок. Никаких нарушений в моей работе не нашли.

Я защищал свою честь и достоинство, мои иски к распространителям лжи рассматривали в том числе московские суды. «Связи с криминалитетом», и конкретно с Кадиным, были опровергнуты Савеловским судом еще в 2008–2009 годах. Для вас разъясняю: по долгу службы координировал противодействие организованной преступности, разоблачал десятки преступных сообществ и ОПГ, в том числе и Владимира Кадина.

— Бывший начальник ГУВД Волгоградской области генерал-майор Цукрук рассказывал, что вы себя назвали «хозяином». Вспоминал ваши слова, адресованные ему, цитирую: «Понял, кто теперь хозяин в области?»

— Забавно, что Цукрук, допускающий такие высказывания, сам и был судом признан виновным в «превышении должностных полномочий» (хотя вменялись ему изначально еще взятка и злоупотребление служебным положением), получил 2 года условно.

— Вы ожидали, что вас самого могут арестовать? Что происходило странного накануне?

— Нет, не ожидал. И ничего странного не происходило. Я занимался различными текущими делами. Когда меня задержали, я направлялся на машине в больницу для прохождения назначенных медицинских процедур (после инсульта в 2014 году у меня возникли существенные проблемы со здоровьем). А так были ежедневные рабочие вопросы на посту помощника председателя Следственного комитета России по особым поручениям: патриотическое воспитание молодежи, казачье движение, работа с кадетами, различные общественные мероприятия и проекты в Волгоградской области.

— С губернатором Андреем Бочаровым вы давно враждовали?

— Не было никакой вражды! И не было абсолютно никаких причин и поводов для нее. Напротив, у нас были хорошие рабочие и, можно сказать, дружеские отношения. Мы все вопросы обсуждали напрямую, всегда находили общий язык. У нас было полное взаимопонимание. Еженедельно вместе участвовали в совещаниях. В регионе выросло количество выявляемых взяток, предприниматели стали без задержек выплачивать зарплату людям. И в целом обстановка в регионе стала здоровее.

Руководство СК России наградило Андрея Ивановича ведомственной медалью «За содействие» за вклад в раскрытие конкретных преступлений. С помощью губернатора произошло формирование Волгоградского кадетского корпуса Следственного комитета РФ, которым я лично занимался.

Мы с губернатором общались и в неформальной дружеской обстановке. Нас часто видели на разных общественных мероприятиях. И когда заговорили о конфликте как о версии теракта, я изумился. Абсурд!

— Помните детали поджога дома Бочарова 16 ноября 2016 года?

— Я лично прибыл на место происшествия, когда узнал о пожаре, незамедлительно организовал все необходимые следственные мероприятия. Именно оперативность и своевременность работы нашего следственного органа позволили быстро установить конкретных соучастников преступления. Кстати, вечером в день происшествия мы с Бочаровым вместе находились на публичном мероприятии.

— Почему тогда именно Вам приписывают покушение на него?

— Этот вопрос нужно задать не мне. Отмечу, что обвиняют меня не в покушении на губернатора, а в совершении террористического акта — 205-я статья УК РФ. Моя роль в совершении этого преступления, по версии обвинения, заключалась — внимание! — в даче указаний о возбуждении уголовного дела по фактам покушения на убийство Бочарова и покушения на умышленное уничтожение имущества. А смысл этого теракта, по версии следствия, — в воздействии на принятие решения органами власти. Но я сам в 2016 году был представителем государственного органа — Следственного комитета, который помогал поддерживать политику губернатора. То есть один орган власти влияет на другой? В итоге мне приходится защищаться от обвинения, которое даже понять сложно.

Вообще, версия о том, что я причастен к каким-либо поджогам, как способу выяснения отношений или способу достижения каких-либо целей, звучит для меня, мягко говоря, нелепо. Нет не только мотива, но и доказательств.

— Ремезов, как пишут СМИ, дал на Вас показания.

— Как раз он подозревался нами в организации покушения на главу региона. У Ремезова были и мотив, и исполнители преступления, которых мы смогли быстро установить.

— А почему вообще Ремезова с Вами связали? Вы его знали раньше?

— История такая. Был спор вокруг аренды корпусов на центральном рынке Волгограда между предприятием Ремезова и муниципальными властями. На уровне правоохранительных органов этим занималась местная полиция. Она в 2013 году возбуждала уголовное дело по фактам злоупотреблений, связанных с арендой корпусов рынка, а позднее прекращала по требованию прокуратуры и в последующем окончательно отказала в возбуждении уголовного дела.

Новый губернатор Бочаров в 2014 году обратил внимание на проблему центрального рынка и потребовал обеспечить защиту интересов государства при использовании собственности на рынке. После этого как раз Следственный комитет Волгоградской области и я лично поддержали губернатора, проведя дополнительные проверочные мероприятия и возбудив уголовное дело по центральному рынку. Фамилия Ремезова знакома мне только в связи с уголовными делами, которые были в производстве СУ СК по Волгоградской области. Предположение, что мы могли действовать в одной группе, просто оскорбительно.

— Почему вас обвиняют именно в террористическом акте? Поджог дома — это скорее покушение на убийство. Есть что-то еще, о чем мы не знаем?

— Нет ничего. Очевидно, что с таким громким и тяжким обвинением проще обеспечить самую строгую меру пресечения, длительные сроки и максимальную закрытость расследования (несмотря на информационную доступность судов, судебные акты по интервьюируемому в рамках данного уголовного дела запрещены к публикации — прим. авт.), а также определенную подследственность (и вот я в «Лефортово»). 

— Ваши защитники считают, что на вас давит следствие. И что оно от вас хочет?

— Прямого давления я не испытываю. Но вот в косвенном, завуалированном виде — конечно. Ко мне в СИЗО длительное время не допускали адвокатов на свидание, не разрешают свидания с близкими родственниками, прямо указывая в ответах, что «без объяснения причин». Серьезные проблемы с правом на переписку, с передачей мне от адвокатов документов/материалов для работы над защитой. Все это считаю попыткой затруднить и ослабить мою защиту, склонить меня к компромиссам. И в этом смысле главный фактор воздействия на меня — это, по моему мнению, незаконная и необоснованная мера пресечения: помещение под стражу, в СИЗО. На обращение моего защитника с просьбой провести обследование и лечение в больнице также пока получен отказ. А здоровье у меня действительно плохое — последствия инсульта, артериальная гипертензия с высокой степенью риска и другие диагнозы, сейчас заметно ухудшается зрение и немеет правая сторона тела, плохо работает правая рука. При этом обвинение всегда настаивает на закрытых судебных заседаниях по продлению сроков содержания под стражей.  

— Вы готовы к большому тюремному сроку в случае обвинительного приговора?

— В силу опыта понимаю, что установление истины, проверка доводов и сбор доказательств — все это требует времени. Поэтому не рассчитываю на сиюминутное разрешение своего дела. Однако уверен, что мою невиновность подтвердят. Надеюсь на законное и справедливое решение в разумные сроки.

— Как семья переживает ваш арест?

— Для семьи произошедшее, конечно, непростое испытание. Для всех и для каждого в отдельности. У меня дети, в том числе несовершеннолетний ребенок, который сейчас особенно, в силу возраста, нуждается в отце. Но мы стараемся поддерживать друг друга и не сомневаемся друг в друге.

 

Источник: https://www.mk.ru/social/2020/03/16/kak-glavnyy-sledovatel-mikhail-muzraev-stal-terroristom.html

Суд продлил до 10 мая арест главы СКР по Волгоградской области Михаила Музраева, обвиненного по делу о покушении на губернатора. Защита намерена обжаловать решение суда и добиваться лечения Музраева.

Как сообщал "Кавказский узел", 6 ноября Лефортовский суд Москвы продлил срок ареста Музраева до 10 февраля 2020 года. Ранее, 5 августа, содержание под стражей также было продлено на три месяца.

Генерал Михаил Музраев руководил Управлением СКР по Волгоградской области в 2007-2018 годах. Он арестован по делу о покушении на губернатора Андрея Бочарова. В ноябре 2016 года была совершена попытка поджечь дом Бочарова в волгоградском поселке Латошинка. За этим могут стоять представители криминальных и бизнес-структур, предположили опрошенные "Кавказским узлом" эксперты. По данным "Коммерсанта", дело Музраева было возбуждено после жалобы Бочарова на угрозы. Музраев виновным себя не признает.

Очередное заседание проходило 6 февраля в Лефортовском суде Москвы, процесс был прерван сообщением о минировании, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Музраева Владимир Семенцов.

"Сразу после начала заседания объявили, что суд заминирован, выгнали всех. Лечения мы не добились. Музраеву оказывают мелкую амбулаторную помощь: давление подскачет, ему поставят укол. Заключение врачей о том, что он не может содержаться в местах лишения свободы, что его надо освобождать, обследовать и лечить, мы представили в СИЗО, следствию, сейчас представляем в суд", – отметил Семенцов.

Музраев в 2014 году перенес инсульт, и с тех пор врачи ежегодно подтверждали ему диагноз, который входит в перечень заболеваний, несовместимых с содержанием под стражей, сообщал ранее Семенцов. По словам адвоката, защита заявила ходатайство, чтобы его обследовали и лечили. После этого Музраева положили в больницу, но там ему написали заключение, что он здоров.

По мнению защиты, следствие не имеет оснований для продления ареста обвиняемого. "Михаила Кандуевича обвиняют в теракте, который якобы по его заказу исполнила банда Ремезова (…) делают вид, что много работы, поэтому надо продлевать срок. Срок продлевать нельзя. Никаких доказательств как не было, так и нет. Основания для продления указаны в законе: может скрыться, воспрепятствовать установлению истины, помешать следствию, все это нужно доказывать. Этого ничего нет и никогда не было", – сказал адвокат, добавив, что защита намерена настаивать на любой не связанной с лишением свободы мере пресечения, чтобы подзащитный мог проходить лечение.

Заседание суда продолжилось после проверки здания саперами. Поздно вечером суд принял решение оставить Музраева под стражей до 10 мая, рассказал адвокат.

 

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/345614/

Страница 1 из 13

Написать нам

Если вы хотите задать нам вопрос, оставить заявку или же связаться с нами по любому другому поводу, просто заполните форму ниже и мы с вами свяжемся

 
Контакты
  • 107031 Москва ул. Большая Дмитровка д.20/5, строение 2, офис 20
  • +7 (495) 629 82 50
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

static qr code map